15.04.2013 Agnieszka Bella

В соответствии с хорватским конституционным законодательством о правах национальных меньшинств и Законом о использовании языка и письма меньшинства обладают правом на свой язык в единицах административно – территриального деления и городах, в которых их численность превышает одну треть от общего числа жителей. В 2011 г. Национальная всеобщая перепись населения показала, что в Вуковаре проживает 35% сербов – меньшинство, пользующееся кириллицей и которое борется за то, чтобы в городе таблички с названиями улиц, написанными кириллицей, использовались параллельно с табличками с названиями, написанными латиницей.

Несмотря на то, что в соответствии с законодательством именно так и должно быть, высказывания хорватского премьера Зорана Милановича о введении двойного наименования улиц в Вуковаре вызвало бурю по всей стране. Самая большая демонстрация прошла 7 апреля. На площади Бана Елачича собралось около 20 тысяч человек, которые в большом количестве приехали в столицу из разных уголков Славонии и Далмации. Организатором протеста был Штаб обороны хорватского Вуковара (Stožer za obranu hrvatskog Vukovara) – организация, в состав которой входят союзы ветеранов и объединения защитников Вуковара, которые воевали против отрядов Югославской народной армии и сербских парамилитарных формирования во время войны 1991 г. Руководитель Штаба Томислав Йосич оценил протесты как «соответствующий законодательству способ заставить правительство отказаться от планируемого введения двуязычности в Вуковаре, поскольку актуальная ситуация полностью противоречит тому, за что боролись хорваты и за что погибали друзья». Это звучит сильно, но адекватно тому, что Вуковар, город расположенный в восточной Хорватии на границе с Сербией, значит для хорватского коллективного сознания. Вуковар – это символ гражданской войны в Югославии, которую хорваты называют «отечественной войной», и для которых это «город – герой». А проблема заключается в том, что подобные мифологизации были питательной средой для войны, но никак не соответствуют основной тенденции сегодняшней политической жизни страны, которая находится на пороге официального вступления в ЕС.

Сами протесты, как мы узнаем из газеты „Jutarnji list”, прошли без значительных инцидентов. Однако достаточно тревожен тот факт, что Хорватия обнажила свои по-прежнему неизлеченные комплексы. Среди 20 тысяч демонстрантов, кроме организаторов, можно было встретить бритых налысо скинхедов и обнимающихся футбольных фанатов. Не было недостатка также в тех, кто, одев старую военную униформу и размахивая флагами союзов ветеранов войны, выкрикивали иронизирующие лозунги в адрес правящей Социал – демократической партии Хорватии (Socijaldemokratska partija Hrvatske – SDP). В тоже время было одно отличие от остальных демонстаций с националистическим акцентом, проходящих в этой стране, – с транспарантов исчез ген. Анте Готовина, который отбывал срок за военные преступления, пока не был оправдан в ноябре прошлого года. Следует упомянуть о том, что до сих пор его иконография доминировала на транспарантах. Сейчас возвращается символ самого Вуковара, а в связи с тем, что спор касается сербской кириллицы, то главным лозунгом стало: «Ne ćirilici u Vukovaru» («Нет кириллице в Вуковаре»). Демонстрации сопутствуют ярмарочные дополнения, поскольку на таких митингах кроме хорватского флага и традиционного глазированного пряника в форме сердца (licitarsko srce) обычно можно купить футболки с надписями по образцу надписей с транспарантов. Кульминационным пунктом воскресной демонстрации в столице Хорватии было выступление одной из наиболее известных хорватских рок – групп – Thompson. В этом не было бы ничего удивительного если бы не факт, что ее лидером является Марко Перкович, исполняющий песни патриотического и националистического характера, нередко обращаясь также к идеологии усташей[1].

Международный контекст

Глядя на ситуацию в Загребе может сложиться впечатление, что ожили эмоции довоенных времен. Этот сигнал тем более негативен накануне вступления Хорватии в ЕС. Елко Кацин (словенский евродепутат и представитель по Балканам в Европейском Парламенте) подчеркнул, что протесты против кириллице ставят под сомнение степень подготовки Хорватии с точки зрения защиты прав сербского меньшинства, а также ставит под вопрос общую стабильность верховенства закона. А позиция Европейского Союза по этому вопросу одназначна – следует как можно быстрее нормализовать вопросы, связанные с правами меньшинств и решить болезненные общественные вопросы, и лучше всего, если это будет сделано до того, как Хорватия официально станет его членом. ЕС отдает себе отчет в исключительности ситуации в Вуковаре. Как подчеркнул Петер Стано (пресс – секретарь Еврокомиссапра по вопросам расширения Стефана Фуле): «в регионе вопрос примирения является специфической потребностью, поскольку касается не только соседей, но также меньшинств в стране». Однако Евросоюз заслуживает критики в этом вопросе, поскольку сегодня упрекает Хорватию в недостаточном соблюдении прав меньшинств, подчеркивая, что необходимо ввести сербский язык в делопроизводство, но не помнит о том, что не старался вмешиваться в защиту прав сербского меньшинства в Хорватии сразу же после окончания войны. Это показывает предвзятость ЕС в вопросе решения конфликтов на Балканах. В то время как ЕС ставит перед Сербией очередные трудные для исполнения требования на пути европейской интеграции, Хорватии напоминают о необходимости соблюдения прав национальных меньшинств только накануне вступления в Евросоюз, ссылаясь на принципиальные правила функционирования ЕС. От Белграда ожидают бытрого урегулирования статуса сербов в Косово, отмены параллельных институтов на его территории, по-тихоньку подводя к тому, чтобы Сербия признала когда – нибудь независимость своего бывшего региона. А кто на международной арене вспоминает о том, что в конце гражданской войны в бывшей Югославии в 1995 г, в результате проведенной хорватской армией операции «Oluja» («Буря») было насильственно выселено около 200 000 сербов, которые никогда не вернулись в свои дома? До сегодняшнего дня продолжаются споры о имуществе, которое беженцы оставили и до сих пор не получили обратно. Председатель Комитета по вопросу возвращения разрушенных домов Мира Радич указала на то, что хорватская сторона отказывает сербам в возвращении их имущества даже тогда, когда доказанным является факт фальсификации договоров о их купли – продаже. Серьезность вопроса урегулирования прав сербского меньшинства в Хорватии уменьшает также факт помилования Международным трибуналом в Гааге генералов Анте Готовины и Младена Маркача, которые командовали операцией «Буря». Предвзятость т.н. Запада в вопросе конфликта на Балканах подтвердил Ноам Хомски в эксклюзивном интервью сербскому еженедельнику „Nedeljnik”. Он напомнил о том, что Германия признала независимость Хорватии почти сразу же после ее провозглашения[2], не принимая во внимание уважение к международному праву и последствия, к которым это может привести, в частности, в случае с сербским меньшинством.

Не следует, конечно, искать в проблеме «нежелательной кириллицы» вины Европейского Союза. Речь идет только о том, чтобы подчеркнуть проблему более широкой ответственности, поскольку нельзя отрицать, что т.н. Запад был в войну 90 – х годов на Балканах сильно ангажирован. Речь идет также о том, чтобы рассмотреть проблему в другой перспективе, поскольку на протяжении многих лет «усмиряли» сербский национализм, но пробовал ли кто-нибудь усмирить национализм хорватский? Беспокойство вызывает то, что происходит на улицах Загреба. Так, радикальная неприязнь значительной части хорватского общества по отношению к сербам не обещает быстрого потепления отношений на линии Загреб – Белград, не упоминая уже о том, что Хорватия, как новый член ЕС из этого региона, должна стараться взять на себя роль лидера и лоббировать ускорение вступления в ЕС ее соседей. Возникает, однако, вопрос ожидает ли сам Евросоюз ускорения европейской интеграции на Балканах?

Внутренний контекст

Протест против кириллицы политически мотивирован внутри страны. Речь идет прежде всего об отношениях между правящей партией SDP и оппозиционным Хорватским демократическим содружеством (Hrvatska demokratska zajednica). Сегодня политики HDZ – партии, которая проиграла последние парламентские выборы, в значительной степени поддерживают протестующих против введения двуязычности в Вуковаре. Лидер партии Томислав Крамарко потребовал отложить однозначное решение этого вопроса, что означало бы, что это могло бы растянуться во времени даже на несколько десятков лет. Компромитирующим, однако, для этой партии является факт, что именно партия HDZ, будучи в 2002 г. в коалиции, в частности, с Независимой демократической сербской партией, проголосовала как в Парламенте, так и в Городском совете, за закон, гарантирующий двуязычность в Вуковаре. Сегодня же Крамарко утверждает, что в партии поменялось руководство и что он не намерен давать объяснений по поводу изменения решения, подчеркивая также, что «введение в жизнь закона от 2002 г. в данный момент, вызовет негативную реакцию национального большинства Вуковара, в котором раны по-прежнему свежи, а по улицах города ходят люди, которые насиловали женщин». Раны наверняка быстро не заживут, но риторика партии, во время правления которой был подписан договор о вступлении в ЕС, дополнительно подпитывает антагонизмы и антисербские настроения. Милорад Пуповач (Председатель Комиссии иностранных дел в Парламенте Хорватии, наблюдатель при Европейском Парламенте, а также лидер партии SDSS) обратил внимание на то, что проблема введения в жизнь закона о двуязычности опасна постольку, поскольку стала пищей для популистов. Пуповач констатировал, что протесты, которые имели место сначала в Вуковаре, а потом в Загребе, меньше всего общего имеют с самим городом и его жителями. По мнению Пуповача, именно по причине исключительного положения Вуковара следует достичь компромисс, поскольку «это не военный вопрос, но вопрос мира». Популизмом в таком случае является сведение кириллицы к национальному вопросу, рассматривание этого алфавита чуть ли ни как орудия преступления. Хотя есть и такие, которые не пропагандируют ненависти по отношению к кириллице, но задают вопрос о практической стороне двуязычности, ведь сербы прекрасно владеют латинским алфавитом. Можно согласиться с тем, что кириллица является, в определенной степени, национальным символом, но также и элементом традиции. Ведь никто не будет отрицать, что Хорватия от Сербии отличается церковным обрядом, а в православной традиции кириллица обладает исключительным значением, так почему же лишать сербов возможности поддерживать свои традиции?

Вопрос самого Вуковара является важной проблемой, которая напоминает о трагических событиях в истории народов бывшей Югославии. Однако проблема кириллицы в представленном контексте современной хорватской политики трагикомична и это лучше всего описал хорватский журналист Борис Дежулович в газете „Slobodna dalmacja”, пародируя свою страну, которая лежит на кушетке у Зигмунта Фрейда и лечится от паранойи, не зная в конце концов пишется ли слова PAT кириллицей, или латинским алфавитом.[3]

Источники:

www.jutarnjilist.hr

http://www.vesti-online.com

http://www.nedeljnik.co.rs

http://www.blic.rs

www.slobodnadalmacija.hr

http://www.evukovar.net

[1] Разговорное название членов хорватской крайне националистической и пронемецкой террористической организации Ustaša. Ее основателем был Анте Павелич.

[2] Хорватия объявила независимость 25 июня 1991 г., а Германия первой, наряду с Ватиканом, признала ее независимость 23.12.1991.

[3] Диалог в рассказе касался партий, которые не определились с позицией по вопросу кириллицы, а также того, что хорваты в Средневековье также пользовались кириллицей. В конце рассказа появляется следующий диалог:

„- Следовательно это патовая ситуация?

– В том то все и дело – Встала с кушетки пациентка. – Мы сейчас не знаем, пишется ли PAT кириллицей или латинским алфавитом!”. („- Pa to je onda pat-pozicija!/ – U tome i jest stvar – ustat će s kauča pacijentica. – Mi sad ne znamo je li to PAT na latinici ili na ćirilici!”), где слово „pat-pozicija” означает патовую ситуацию, а слово „рат”, написанное кириллицей, означает войну.