22.04.2013 Миколай Таубер

Начиная с того момента, когда власть в Грузии перешла к коалиции «Грузинская мечта» во главе с премьером Бидзиной Иванишвили, в Грузии идет ожесточенная политическая борьба между политическими лагерями премьера и президента. Начиная с первых дней правления новой команды, мы почти ежедневно слышали об очередных арестах и допросах членов бывшего правительства, парламента, представителей органов местного самоуправления в связи с предполагаемыми злоупотреблениями властью. Масштаб явления был настолько велик, что отреагировали даже председатель Еврокомиссии Жозе Мануэль Баррозо, генеральный секретарь НАТО Андерс Расмуссен и другие. Последнее время также усилилось трение на линии президент – премьер. 10 апреля с.г. в ходе пресс – конференции Бидзина Иванишвили заявил, что существуют серьезные предпосылки для возобновления следствия по делу о начале войны в 2008 году. С уверенностью, однако, можно утверждать, что главной целью возобновленного следствия будет нанести удар по президенту Михаилу Саакашвили, а установление правды отойдет на второй план. Ничего необычного в наблюдаемом сегодня столкновении между двумя политическими лагерями нет. Это лишь доказательство резкого созревания демократии. Более важны геополитические аспекты, которые можно свести к следующим вопросам. Наступит ли в Грузии очередное изменение вектора международной политики? Каким образом с этим соотносится официальная позиция Грузинской Православной Церкви?

В результате революции роз в 2003 году в Грузии произошел политический перелом, а в январе 2004 года, в результате президентских выборов, к власти пришел Михаил Саакашвили. Новое правительство изменило вектор внешней политики Грузии на 180 градусов, переориентировавшись на США, ЕС и НАТО.

Казалось бы, что в европейских и прозападных устремлениях Грузии нет ничего плохого, а скорее наоборот, они способствуют цивилизационному, общественному и экономическому развитию. Церковь, однако, считает иначе. Когда – то, в советские времена, грузинская Церковь, также как и Католическая Церковь в Польше, играла важную роль в поддержке национально – освободительного движения. В 80 – х и в начале 90 – х гг. Церковь продемонстрировала серьезную ангажированность на европейской международной арене. Когда Грузия начала все больше открываться на Запад, в том числе на ЕС и НАТО, Церковь ограничила свои контакты с миром и начала критиковать правительство за слишком быструю цивилизационную вестернизацию страны. Кроме споров, касающихся грузинской внешней политики, появились внутренние трения между Церковью и правительством. Одно из них имело место в 2011 году, после того как парламент (когда власть была в руках сторонников Михаила Саакашвили) проголосовал за закон, укрепляющий правовой статус других, чем доминирующая Грузинская Православная Церковь, конфессий. До этого религиозные группы могли действовать только как фонды или ассоциации, что значительно уменьшало сферу их деятельности. Правовые регуляции в большей степени затронули несколько конфессиональных меньшинств в Грузии: Армянскую Апостольскую Церковь, Римско – Католическая Церковь, Евангелическую Церковь Баптистов, еврейскую и мусульманскую общины в Грузии. В результате, 9 и 10 июля в Тбилиси прошли марши протеста против изменений в законодательстве. Марши были организованы Грузинской Православной Церковью.

Очередную критику со стороны церкви, которую недавно выразил Патриарх Илия II, вызвала ратификация Европейской хартии региональных языков – документа Совета Европы, который Грузия обязалась ратифицировать, присоединяясь к этой структуре в 1999 году. Хартия гарантирует национальным меньшинствам право пользоваться своими языками. В опубликованном Патриархатом заявлении говорится, что данный документ будет способствовать развитию сепаратистских тенденций в Грузии и уменьшит шансы на восстановление территориальной целостности Грузии.

Грузинская Церковь больше склоняется к восстановлению хороших отношений с Россией, чем к интеграции с западными структурами, в которых видит угрозу своим консервативным интересам. Между главой Грузинской Церкви Илией II и Русской Православной Церковью, а также Кремлем по-прежнему царят теплые, полные взаимоуважения отношения. 11 сентября с.г., по случаю 80 – летия Илии II и 35 – летия его службы как главы Церкви, Владимир Путин поздравил грузинского Патриарха, отметив, в частности, что очень ценит теплые отношения грузинского Патриарха с Россией и Русской Православной Церковью и его личные старания, призывы к миру, любви, креативности, согласию и единству, а также поддержку дружеских отношений и взаимопонимания между грузинским и российским народами (Civil Georgia, Tbilisi / 11 Jan.’13 / ). Вскоре после этого вежливого жеста, 23 января с.г., Илия II был принят Владимиром Путиным в резиденции под Москвой. Это происходит, когда российско – грузинские политические оношения и контакты политиков очень сильно ограничены.[1] В ходе визита в Москву Илия II определил отношения между Грузией и Россией как братские и дружеские, добавив, что скорее всего кто-то завидовал этой дружбе и искусственно создал вражду. После этого Патриарх назвал Президента Владимира Путина умным человеком, который исправит ситуацию в Грузии и Грузия снова будет единой. (Jamestown Foundation 15 April)

Среди грузинского духовенства существуют еще более пророссийские настроения. Митрополит Иов определил российское военное вмешательство в 2008 году как божественные клещи, которые заблокировали грузинские прозападные устремления. (Jamestown Foundation 15 April. )

В целом грузинские церковь и духовенство, особенно в последние годы, критически настроены по отношению к политике Михаила Саакашвили и его партии Единое национальное движение, видя в них угрозу для традиции, и утверждая, что Запад является большим врагом Грузии, чем Россия.

Позиция грузинской церкви имеет для общества этой древней страны важное значение [2]. Около 90 – 95% грузин причисляет себя к числу верующих и доверяет Церкви. В ключевых для страны вопросах грузины часто обращают внимание на позицию Церкви. В общих чертах позицию и роль Церкви для грузин можно сравнить с позицией и ролью Римско – Католической Церкви для поляков. В течение последних лет грузинская Церковь демонстрирует значительную степень ангажированности в политические вопросы, особенно в те, которые касаются международных отношений Грузии и цивилизационных тем. В значительной степени, наряду с правительством, также грузинская Церковь обладает влиянием на выбор вектора цивилизационного развития Грузии, однозначно высказываясь за то, чтобы страна осталась под влиянием сильной России, не только как самой большой православной страны, но также самой большой страны на планете. В данном контексте интересны отношения Церкви с новым премьер – министром Грузии Иванишвили, который поддержтвает тесные отношения с духовенством и Илией II [3]. Несмотря на то, что Бидзина Иванишвили официально высказывается за интеграцию с НАТО и ЕС, слов критики со стороны Церкви в его адрес в этом контексте не слышно. Означает ли это, что настоящие намерения нового правительства, которые может знать Илия II, далеки от фасада политики? Этого точно мы не знаем, но время покажет, куда движется Грузия.

[1] 14 декабря 2013 года прошла первая, после разрыва дипломатических отношений с Россией, встреча представителей Грузии и России на нейтральной территории в Женеве.

[2] Грузия приняла крещение уже в 337 году, когда король Мириан принял христианство и сделал его государственной религией. Грузия стала вторым в мире, после Армении, христианским государством.

[3] Нужно отметить, что Бидзина Иванишвили на протяжении многих лет делал весьма значительные пожертвования в пользу Грузинской Церкви. Из этих средств строились или ремонтировались здания сакральной архитектуры.